Красноярский край В список »
19.02.2013 / 07:46
По материалам газеты "Время Сибири"
Уголь XXI века

Мировая экономика подошла к исчерпанию технологического потенциала в базовых отраслях промышленности. Об этом сигнализируют сменяющие друг друга мировые кризисы. Угольная энергетика и коксовая металлургия работают на технологических принципах двухвековой давности, что обусловливает исключительно низкую эффективность инвестирования в эти отрасли. Фундаментальное решение проблемы заключается в изменении традиционной парадигмы использования угля. Так считает генеральный директор компании «СИБТЕРМО», доктор технических наук Сергей Романович ИСЛАМОВ.  

О технологическом прогрессе

В XX веке на смену паровым машинам пришли двигатели внутреннего сгорания, фанерные аэропланы преобразились в сверхзвуковые самолеты и космические ракеты, на смену механическим калькуляторам и телеграфу пришли компьютеры и Интернет и т. д. и т. п. Однако мы упорно продолжаем сжигать уголь и производить сталь, опираясь на технологические принципы, разработанные во времена промышленной революции XVIII–XIX веков. Низкую эффективность энергетики каждый из нас ощущает на себе: население просто стонет от непрерывного роста тарифов на энергию и тепло. При этом срок окупаемости инвестиций в типовую электростанцию приближается к 20 годам!

Назрела острейшая потребность в совершенно новых технологиях использования угля для достижения тех же самых целей – получение энергии и производство стали.

Новый взгляд на уголь

По мнению доктора технических наук Сергея Исламова, ко второй половине  XXI века центр интересов угольных компаний сместится от традиционных каменных и коксующихся углей к бурым углям Канско-Ачинского бассейна. Это месторождение (порядка 100 миллиардов тонн, доступных для открытой добычи) является уникальным подарком природы, ценность которого мы еще не в состоянии представить себе в силу консерватизма нашего мышления. Его значимость для экономики России сопоставима по масштабу, например, с нефтегазоносными провинциями Западной Сибири. Вспомним знаменитое выражение Д. Менделеева «сжигание нефти равносильно сжиганию ассигнаций». Во времена великого ученого нефть считали всего лишь одним из видов топлива, а сегодня это – базовое сырье для мировой нефтехимической отрасли, и мало кому придет в голову варварская идея сжигать ее примитивным образом. Аналогичная метаморфоза ожидает и бурые угли.

«Посмотрим на известные факты другими глазами. В пересчете на сухую массу бурый уголь содержит до 40-50 процентов летучих веществ, а это, по сути, газовое топливо! Другая половина – практически чистый углерод с примесью минеральных веществ, которые изначально содержались в угле. Новый продукт, получивший название «термококс», – высококалорийное технологическое топливо с уникальными свойствами, а в перспективе заменитель классического кокса в металлургии нового поколения», – поясняет Сергей Исламов. Для реализации новой технологии (торговая марка «ТЕРМОКОКС») используется типовой котел для сжигания угля, который модифицирован таким образом, что в нем сгорает только газовая компонента бурого угля, а вместо золы выходит углеродный остаток (термококс). «Экологические результаты очевидны. Угольный котел фактически работает на газовом топливе без образования золошлаковых отходов! Еще более разителен экономический эффект: ТЭЦ или котельная кроме обычного тепла производит термококс, продажа которого по рыночной цене многократно повышает энергоэффективность (монетизацию) тонны угля!» – рассказывает Исламов. Важно отметить, термококс производится с нулевыми выбросами в окружающую среду, поскольку выбросы от сжигания газа на ТЭЦ относятся на единицу тепловой энергии. В мире просто нет аналогов такой технологии!

Неторопливая эволюция новейшей технологии

Отдельные варианты технологии «ТЕРМОКОКС» прошли уже довольно длительную опытно-промышленную апробацию. Так, в Красноярске практически по безотходной схеме работает опытный завод угольных сорбентов с котельной на газовом топливе, который компания «СИБТЕРМО» построила еще в 1996 году. Однако эволюция общественного мнения от категорического «такого не может быть никогда» до снисходительного «это было всегда очевидно» требует немало времени. Инвесторы с большой осторожностью относятся к революционным технологиям, которые посягают на переворот традиционного уклада вещей. Любой специалист угольной отрасли охотно разъяснит вам хрестоматийные истины об огромном потенциале месторождений коксующихся углей. Как же иначе? В предкризисный период индикативная цена коксующихся углей составляла более 200 долларов за тонну, а кокса хорошего качества – до 500 долларов. Но при этом остается за скобками глобальная проблема черной металлургии, которая, по сути, уже зашла в тупик! Доля кокса в себестоимости стала находится на уровне 25 процентов и продолжает расти. Как долго сможет развиваться мировая экономика, используя сверхдорогую сталь – главный конструкционный материал цивилизации? И какова будет реакция рынка классического кокса, если появится на порядок(!) – более эффективный восстановитель железной руды по цене, допустим, 50-70 долларов за тонну?

Крупнейшая в стране угледобывающая компания ОАО «СУЭК» не первый год вкладывает значительные средства в развитие технологии «ТЕРМОКОКС». В 2012 году начались первые поставки брикетированного кокса на металлургические предприятия страны. Успешное тестирование в промышленном масштабе подтвердило все прогнозы ученых. Это – качественно новая продукция из бурого угля с высокой добавленной стоимостью, для которой уже не страшны транспортные тарифы отечественного монополиста РЖД, ведь рыночные цены на бурый уголь и брикетированный кокс различаются почти в 20 раз!

Однако, по словам доктора технических наук Сергея Исламова, брикетирование буроугольного кокса – это временный компромисс с классической металлургией, ориентированной на кусковой кокс. Мировые лидеры в области производства стали, такие как, например, POSCO (Корея) и KOBE STEEL (Япония), все активнее внедряют прямое восстановление железных руд, для которого необходим высокореакционный порошковый углерод. Тестирование красноярского термококса в ряде металлургических компаний, в том числе и в упомянутой японской фирме, показало, что он практически идеально соответствует требованиям новейших мировых технологий.

«Нужен еще один шаг до полного утверждения инновационной технологической концепции в промышленности – это строительство экологически безопасного предприятия, которое будет в промышленном масштабе производить из бурого угля энергетическую продукцию и углеродное сырье для металлургии. Здесь слово за российскими инвесторами», – подытожил наш собеседник.

Просмотров: 5630


Голосов:
1

Комментариев: 0

Поделиться