Аналитика В список »
13.05.2014 / 07:22
По материалам газеты "Время Сибири"
Елена МАЛЫШЕВА: Я не люблю слово "временное"

Елена Малышева родилась на Урале. Детство и юность провела в Воркуте. Получила высшее строительное образование. В Красноярский край приехала по распределению во времена строительства КАТЭК. 15 лет назад перешла работать в систему ЖКХ. В настоящий момент возглавляет ООО «ПЖКХ».

— Как вы относитесь к планам лицензирования системы жилищно-коммунального хозяйства?

— Я читала проект соответствующего закона, который был опубликован. Не уверена, что он будет принят в том виде, в каком он есть. Но то, что я увидела, — полностью коррупционный закон, который погубит сферу ЖКХ, я имею в виду систему управляющих компаний. И коррупция расцветет пышным цветом.

Самое печальное, что данный законопроект абсолютно не учитывает реалии жизни, обстановку в регионах и муниципальных образованиях. Один из примеров — суммы предлагаемых штрафов от 300 тысяч до 500 тысяч рублей. Формулировки для применения таких штрафов очень расплывчаты, а вот средства для уплаты таких штрафов не расплывчаты. Все должны осознавать, что карман управляющей компании — это деньги населения. И штрафы, предусмотренные этим законопроектом, ударят именно по нашим жителям. Поэтому, когда все вокруг говорят, что надо повысить штрафы, я отвечаю: вы накажете в первую очередь наших граждан.

И насчет реалий жизни, на просторах России существует множество небольших муниципальных образований, где трудится одна управляющая компания с годовым начислением 500-700 тыс. рублей (а то и того меньше). Оштрафуй такую организацию на 500 тысяч — завтра проверять будет некого!

— Значит ли это, что в этом законопроекте практически все формулировки расплывчаты?

— Именно так. Что приводит к известной русской поговорке: куда захочешь, туда и можешь повернуть. Поэтому я и говорю, что это благодатная почва для коррупции, потому что всё очень неконкретно. Вот еще пример. В соответствии с предложениями авторов закона управляющая компания обязана исполнить предписание об устранении нарушения в срок не более чем два месяца со дня вынесения предписания государственного жилищного надзора. Иначе организацию могут лишить лицензии на право управлять домом.

Причем руководство органа Госжилнадзора несет административную или уголовную ответственность, если по итогам проверки не было выдано предписание об устранении нарушений, которые впоследствии принесли вред жизни, здоровью или имуществу физических лиц. И вот ситуация: зимой приезжает жилищная инспекция и говорит, что у дома промерзают швы, но зимой ремонт швов делать нельзя, это работа летнего периода. А зима в нашем регионе может длиться 6-7 месяцев. И тут включается механизм приостановления действия лицензии — не дожидаясь вынесения решения суда.

Пока суд да дело, к работе должна приступить другая, временная, управляющая компания. И вот это мне совсем непонятно. Что значит временная? На какой срок? В статье 201 проекта (возобновление действия лицензии) не оговаривается самый существенный момент: каким образом многоквартирный дом будет возвращаться в управление компании, лицензия которой судом не аннулирована?

У нас есть общежития коридорного типа. Там миллионные долги населения, платят только четыре комнаты из 86. Мы действительно их содержим за свой счет. А старый, молобюджетный жилой фонд, дома постройки середины прошлого века? Ремонт этих ветхих домов дорогой, и плата от собственников заведомо не может покрыть необходимых затрат на эти дома. И вот какая после нас временная компания согласится временно их пообслуживать?

Или возьмем ситуацию наоборот. На доме другую УК собираются лишить лицензии, и нам предлагают на этом объекте выступить в качестве временной компании. И я снова задаю вопрос: что такое «временная»? Мы придем на чужие проблемы, как их решать? Жители будут платить нам с нуля или мы будем вкладываться туда, а нам потом скажут, что суд решил оставить лицензию основной управляющей компании, уходите? А что означает быть временной УК? Надо будет принять на работу людей, и если мне потом надо будет их сокращать, надо будет выплачивать пособия. Опять же из того же кармана управляющей компании.

Я вообще не люблю слово «временное». Я знаю, что временное — это всегда плохо, это всегда ничье. Более того, я ведь не только директор УК, но и житель территории. И я опасаюсь, что в дом, где я живу, будут заходить другие компании, непонятно временно или не временно, тратить временно наши деньги.

— Неужели всё так плохо?

— Не то чтобы плохо — сложно. Вот и ситуация с лицензированием по этому новому законопроекту. Для нас это сейчас очень актуальный вопрос. Если законопроект в том виде, в котором он сейчас существует, вступит в силу и при оформлении лицензии в приложении мы указываем дома, которые у нас на обслуживании, скажите, какой смысл вписывать туда плохие (старые дома, общежития, проблемные, требующие больших ремонтов дома)? Чтобы моя компания получала за них неадекватные штрафы или предписания, которые мы заведомо за два месяца не устраним? И чтобы у меня стояла угроза потери лицензии из-за них? Да мне это даром не надо. Мне уже известен прецедент, когда достаточно крупная УК на сегодняшний день, в преддверии выхода этого закона, заявила о своем намерении не продлять договоры управления с 200 домов, которые старые, свыше 50 лет. И правильно делают: зачем при нынешнем раскладе брать на себя этот хомут? И я поступлю точно так же, если этот закон будет принят, те дома, которые, скажем так, плохие, я их тоже не возьму. Зачем они мне в лицензии? Я возьму хорошие дома и буду их обслуживать. Которые вовремя платят. У которых нет жутких проблем в ремонте и которые новые. Законопроект именно к этому нас подбивает. А кому нужны будут остальные дома и жители с проблемами?

В новом законе в комментариях написано, что он позволит выдавить с рынка недобросовестные управляющие компании ЖКХ. Но еще надо разобраться, кто в этой ситуации недобросовестный. Население имеет миллиардные долги перед управляющими компаниями. Вот и моей компании население должно более 10 миллионов рублей, и это только за жилищную услугу. Я всегда говорю: заплатите добросовестно свои долги, и я за 10 миллионов добросовестно приведу свой жилфонд в отличное состояние. Это первое. Второе — вот пришли на этот рынок компании-однодневки, чтобы на халяву заработать денег. Им ничего не стоит заплатить 50 тысяч рублей госпошлины за получение лицензии. И где механизм, который позволит выдавить их с рынка? Да нет его. Как раз наоборот. Кто пришел всерьёз и надолго, кто болеет за свое дело — как раз против них и направлен этот закон.

— С этим можно как-то бороться?

— Все реформы, которые проводились в сфере ЖКХ со времен принятия в 2005 году Жилищного кодекса, все эти меры пока неэффективны. И поэтому, возможно, бытует мнение, что все управляющие компании — воры. Это отношение сформировано. Далеко не все УК — воры. У меня в кругу коллег (а общаюсь я с коллегами по всему краю) нет фирм-однодневок. Нет тех, кто собрал деньги и исчез. А те, кто работает на последнем издыхании, — такие есть. И, как правило, это очень грамотные люди, профессионалы, которые болеют душой за свою работу. Жаль будет, если они уйдут из ЖКХ в более спокойные отрасли. Очень жаль, потому что в конечном счете пострадаем мы, жители.

Просмотров: 4211


Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться